Реконструкция советской гитары

Гитара производства Ленинградской фабрики «Арфа» попала ко мне в руки уже достаточно давно — вероятно, более месяца назад. Заказчик попросил привести ее в порядок, а я, бегло оглядев инструмент, решил, что это — не очень сложная задача. Забегу вперед — я глубоко ошибался.

На первый взгляд инструмент казался весьма потасканным, но вполне жизнеспособным. Гриф изготовлен из светлой древесины, породу которой определить не рискну, а корпус — из обычной березовой фанеры. Деревянными на корпусе были только клецы, пружинки дек и подставка.

Из явных дефектов, которые бросились в глаза и затуманили мой и без того не ясный разум, можно назвать:

  • Погнутая и сильно отошедшая от деки подставка;
  • Сильно изношенные лады;
  • Несколько сколов на окантовке;
  • Несколько щелей между деками и обечайками;
  • Колки в стиле «сборная солянка».

Список не так уж и велик, однако работы и в таком случае предстояло бы немало — изготовление и приклейка новой подставки, заклейка щелей и замена канта уже требуют перекраски корпуса и хорошо, если обойдется без полного вскрытия. С грифом все по стандартной схеме — выведение плоскости, замена ладов и колков.

Работы на неделю в весьма размеренном темпе, но после того как с гитары был снят старый лак, меня ошарашили два сюрприза, которые поставили крест на планах по небольшому ремонту. Сюрприз первый — фанера сгнила. То есть в буквальном смысле — ее целостность удерживало только старое нитролаковое покрытие, после удаления которого она стала расслаиваться даже не по слоям, а по отдельным волокнам.

Я же отчаянно несколько дней пытался победить этот явный некроз — вклеивал волокна, фрезеровал пазы под новую широкую окантовку, и приклеивал деки к контробечайкам. Но как только я заканчивал с одним участком — рассыпаться тут же начинал соседний и так раз за разом. Стало ясно, что полумерами не обойтись и инструмент без вскрытия восстановить не удастся.

Вот после вскрытия меня и обрадовал второй сюрприз. Честно говоря, заметить это можно было бы и при первом беглом осмотре, но я даже не знал, что такое бывает и, соответственно, не пытался найти эту неисправность. А неисправность эта, собственно, и поставила жирный крест на дальнейших попытках восстановить корпус этой гитары. Потому что корпус гитары свернуло пропеллером. Я в жизни не встречал такого, я видел свернутые грифы, видел проломленные деки, но совершенно кривой корпус — такое у меня впервые. И верхняя дека, и нижняя дека и обечайки с клецами — все было изогнуто винтом.

Выгибать гнилую фанеру обратно — занятие более чем бессмысленное, менять старую деку из строительной березовой фанеры на новую из строительной березовой фанеры — это какой-то разврат. Добавить туда же лопнувшую пружину, криво вделанный усилитель подставки и прочие мелочи и получается следующая картина — восстанавливать совершенно нечего.

А поскольку за ремонт я все-таки взялся, закончить я его должен, соответственно, мне пришлось изготовить этой гитаре новый корпус. Причем, стараясь сохранить узнаваемость оригинала, но со свободными творческими отступлениями.

Новый корпус гитары был практически полностью собран из сосны, из бука были изготовлены только кант, усилитель подставки и сама подставка. Понимаю, что заднюю деку лучше было бы сделать из клена, а обечайки — из индийского палисандра, но это ремонт фанерной советской гитары, так что из чего бы я ни сделал новый корпус, было бы лучше, чем родная фанера.

Работу сильно осложняло то, что у меня не было ни достаточного количества струбцин для склейки корпуса, ни молда — некого приспособления в котором гитара собирается из отдельных элементов, что позволяет контролировать правильную геометрию инструмента. А собирать этот стапель для ремонта одной гитары — тоже занятие совершенно неблагодарное, ведь мне не нравится конструкция этой гитары в целом, так что свои я буду собирать по-другому.

Так что, вся работа в прямом смысле производилась на коленке, на глаз и при помощи самодельных фанерных струбцин. Большую часть времени в этом проекте отняла работа не с самой гитарой, хотя ее было предостаточно, но изготовление разного рода вспомогательных приспособлений — для изгибания обечаек, для приклейки подставки, для склейки дек с обечайками.

Долго описывать процесс работы не стану, лишь скажу, что по причине использования сосны, как материала для всего корпуса, я предпочел увеличить толщины элементов в незначительный ущерб акустике, но в значительный бонус для жесткости конструкции. Помимо материалов от оригинала мой вариант отличает иная схема пружин, большая ширина обечаек и купол задней деки.

Родной гриф был отшлифован, накладка покрыта лаком, лады заменены на новые, они были прошлифованы, закатаны и отполированы. Естественно, была установлена новая колковая механика и струны. Сегодня у гитары наконец-то появился второй день рождения и шанс на счастливую жизнь — она зазвучала, причем, весьма неплохо, несмотря на все мои переживания по этому поводу. Кстати, я отпилил часть старой нижней деки с табличкой изготовителя и прикрепил под розеткой в новый корпус — переселение душ.